Декабрь
Пн   7 14 21 28
Вт 1 8 15 22 29
Ср 2 9 16 23 30
Чт 3 10 17 24 31
Пт 4 11 18 25  
Сб 5 12 19 26  
Вс 6 13 20 27  








Александр Фолифоров: Россия - невелосипедная страна

На нынешнем гранд-туре у гонщика «Газпром-Русвело» громких успехов пока нет, но он надеется, что это - вопрос времени.

- Для вас нынешняя «Джиро» - всего лишь второй гранд-тур в карьере. Считается, что второй раз прыгать с парашютом страшнее, чем первый. Уместны ли тут аналогии с велоспортом?

- В каком-то смысле, да. В прошлом году я особо не переживал перед стартом «Джиро д'Италия». Знал, что предстоит ехать 21 день и догадывался, что это тяжело. Перед нынешней я уже прекрасно осознавал, какая это жесть. Где-то за неделю до старта сидел и думал: «Как же ее ехать»?

Однако сама многодневка проходит легче. Год назад я завыл на седьмом этапе, а сейчас и после десяти чувствую себя нормально.

- При этом я слышал, что сейчас вас еще и «распускает».

- Подготовка велась с тем прицелом, чтобы оптимальные кондиции я набрал ко второй половине. В прошлом году, кстати, у меня тоже открылось второе дыхание к 14−15 этапу.

- После прошлой «Джиро», на которой вы выиграли один из этапов, о вас узнали в России. Что для вас изменилось после той победы?

- Первое время вокруг меня был какой-то ажиотаж, но довольно быстро он спал. Однако во время нынешней «Джиро» чувствую, что от меня ждут чего-то большего. Разумеется, если бы не та победа, ничего такого бы не было. Заехал бы раз в двадцатку - и меня бы похвалили. Теперь же позволить себе думать так я не могу. Без победы уезжать уже не хочется. И это накладывает ответственность.

- Сами о том триумфе вспоминаете часто?

- Было и было.

- Но в Италии вас теперь узнают?

- Да, тут болельщики очень активные. Они знают в лицо всех итальянцев и большинство иностранцев. Ехали на презентацию команды перед стартом - отовсюду слышал: «Фоли, Фоли». Кто-то просит сфоткаться. В городке, где живу, в одном из соседних магазинов мясник узнал, когда приехал после прошлой «Джиро», и теперь постоянно спрашивает, как дела, и какую следующую гонку я поеду.

- А в России хоть раз узнавали?

- Нет. Точнее было раз, но узнал не россиянин (смеется). Я как-то прилетел домой, и когда мы на автобусе ехали из самолета в терминал, мужик на ломанном русском спросил, Фолифоров ли я. Оказалось, это был итальянец, прилетевший по работе.

КИНТАНА И НИБАЛИ ТРЕНИРУЮТСЯ ЕСЛИ И БОЛЬШЕ, ТО НЕ НАМНОГО.

- В чем вы стали сильнее по сравнению с прошлым годом?

- Я стал более устойчив к нагрузкам. Раньше после многодневок меня начинало ломать, хотелось отдохнуть, а в этом году провел уже порядка 30 стартом - и усталости еще не чувствую. Посмотрим, как будет дальше. Как правило, концовка сезона у меня вообще не идет. Хотелось бы это изменить.

- Тренировочные объемы выросли?

- Да, перед нынешней «Джиро» я тренировался намного больше.

- В велоспорте есть какой-то километраж, который обязательно нужно накатать перед сезоном, чтобы гонщика хватало, например, на один гранд-тур?

- Я считаю, что делать выводы только по километражу - это пережитки советской системы. Сейчас все тренируются по времени. Можно ведь ехать пять часов по равнине, а можно по горам. В одном случае выйдет 200 км, а в другом - 140. Вот и выходит, что километраж меньше, а эффективности, может, даже больше.

При этом больше в нашем деле - не всегда лучше. Можно в такую яму попасть… Все профессионалы тренируются примерно одинаково. Весь вопрос в восстановлении, в том, кто лучше переваривает нагрузки.

- То есть, те же Кинтана и Нибали не делают на тренировках намного больше, чем вы?

- Если и больше, то не намного. При этом восстанавливаются они в силу особенностей организма быстрее.

- В чем вы видите свои резервы в плане выступления на гранд-турах?

- В стабильности. Хотелось бы начинать в хорошей форме - и держать ее до конца. Второй аспект - борьба за позицию на равнинных финишах. В такой ситуации мне сложно находиться в голове группы, потому что там идет сумасшедшая толкотня. Но у хороших генеральщиков это получается.

- За счет опыта?

- Опыта и способности команды тащить тебя спереди.

- Вы уже говорили, что глобальная цель - выиграть один из гранд-туров. А локальная?

- Стабильность. Хотелось бы выиграть какую-нибудь многодневку. Ведь даже в пятидневке у меня хотя бы один день, да сливается. Нужно с этим что-то делать.

ХОЧУ ВЫСТУПАТЬ В КОМАНДЕ МИРОВОГО ТУРА.

- Велошоссе ведь вообще гораздо ближе к командным видам спорта, чем к индивидуальным?

- Да, на 100 процентов. На гранд-туре ты без команды не представляешь ничего.

- Даже Лэнсу Армстронгу в его лучшие годы ничего бы не светило?

- Никому. До первой же горы разделают.

- Но так получается, что «Газпрому-Русвело» - команде, состоящей исключительно из россиян - приходится бороться практически со сборными мира. Что делать в таких условиях?

- Сражаться, проявлять характер и надеяться на лучшее. Да, в нашей команде сейчас нет человека, который мог бы бороться за высокое место в генеральной классификации. Но ведь гранд-тур - это не только общий зачет. Выиграть этап тоже очень престижно. И практически вся наша команда заточена на отрыв, с которого можно добиться результата. В какой-то из дней нам должно повезти.

- Если теоретически предположить, что вас позовут в очень сильную команду, но не лидером, а грегари, стали бы рассматривать этот вариант?

- Я бы хотел выступать в команде Мирового тура. Наша пока - проконтинентальная. При этом в «Газпром-Русвело» меня все устраивает. Но это - это следующая ступенька. При этом если наша команда станет командой Мирового тура - я бы хотел остаться в ней. Вне зависимости от других вариантов.

СТАТЬ ВЕЛОСИПЕДИСТОМ В КОВРОВЕ ПРОЩЕ, ЧЕМ ФУТБОЛИСТОМ.

- Леонид Слуцкий после провального чемпионата Европы-2016 сказал, что Россия - нефутбольная страна. А велосипедная ли?

- Россия - невелосипедная страна. Это точно.

- Давайте пример. Если тебе 15 лет, ты живешь в России в семье среднего достатка и хочешь заниматься велоспортом, какова вероятность стать профессионалом?

- Шансы вырасти в хорошего гонщика выше, чем в хорошего футболиста. Вот я из города Ковров. Вероятность пробиться в большой футбол оттуда - 0,01 процента. А в велоспорт - неплохая. У «Газпром-Русвело» есть еще молодежная команда до 23 лет и в нее вполне реально попасть. Там, в частности, гоняется воспитанник моего отца. Вот и получается, что из небольшого города нас в команде сразу двое.

Так что, почему нет? В детстве даже велосипед покупать не надо. Придешь в секцию - дадут. Да, какие-нибудь «дрова», но для детей главное, чтобы ехал. Ступенька за ступенькой - и можно пробиться. Правда, сейчас, когда в России осталась всего одна проконтиненатальная команда, сложнее. Но из ковровских футболистов вообще никто никуда еще не вышел.

Другое дело, что возможности стать профессионалом в России и в Европе несопоставимы. К примеру, в Италии гонки проводятся в каждом регионе каждые выходные. Участвует в каждой человек по 200. У нас в России практически ничего не проводится. Юношей на национальном чемпионате страны - человек 150.

При этом и в Коврове сейчас велоспорта на грани закрытия. Отец - фанат своего дела. Но и он из последних сил пытается вывозить пацанов на гонки, дать им толчок в будущее.

ХОРОШИЙ ГОНЩИК МОЖЕТ ЗА ГОД ЗАРАБОТАТЬ НА КВАРТИРУ В МОСКВЕ.

- В велоспорте тоже большими чемпионами в основном становятся дети из бедных семей?

- Конечно. Зачем тебе что-то рвать, если у тебя и так все хорошо? Папа обеспечит квартирой, машиной - живи и радуйся.

- Велоспорт - хорошая возможность поправить свое материальное положение? Гонщик хорошего уровня зарабатывает за год на квартиру в Москве?

- Хорошего - да. Если очень хорошего - то вообще не говорю. Но ведь есть еще много спортсменов, которые вообще ничего не выигрывают. Они выполняют функции помощников.

- У них в плане достатка совсем другая история?

- На безбедную жизнь хватает. О машинах и яхтах речи, конечно, не идет, но спокойно жить, ни в чем себе не отказываю - можно.

ИТАЛЬЯНСКИЙ НЕ УЧУ, НО ПРОЦЕНТОВ 70 УЖЕ ПОНИМАЮ.

- Вы большую часть года проводите в Италии. Причем, увы, не в городах, известных на весь мир своей красотой, а на дорогах. Вас это устраивает?

- Выбора нет, ко всему привыкаешь. Уже даже не знаешь, где у тебя дом: в Италии или в Коврове. Вот я во Владимирской области не был с ноября. При этом жаловаться не приходится. Сам выбрал этот путь. Тяжело было, когда я в 15−16 лет уехал в Москву. Но где-то за годик привык быть вдали от дома.

- В Италии в плане быта быстро адаптировались?

- Проблемы бытовухи действительно были. Ты «подписался», вроде бы все хорошо. Но дальше начинается. Вот, например, проблемы по снятию квартиры - полностью на тебе. Это в проконтинентальной команде есть дом, куда тебе и еды привезут, и все счета оплатят, и на гонку отвезут, а в начале пути все делаешь сам. Ищешь жилье, подписываешь договоры с соцслужбами, чтобы были вода, газ и свет, сам готовишь еду. В общем, все как у человека, который переехал в какой-то другой город.

- Только тут еще и язык другой.

- Вот именно. Да и вообще немало вещей, которые отличаются от России. Первое время было непросто. Но помогали ребята, которые прошли этот путь раньше. А потом уже я объяснял все вновь прибывшим. Без поддержки у нас никуда. Мы и жилье стараемся рядом подбирать, кучкуемся. Все в соседних деревнях.

- А как у вас с языком?

- Не очень. Но дело в том, что я совсем его не учу. Занимайся - разговаривал бы уже в идеале. Даже так, ни разу не открыв ни одного учебника, я понимаю процентов 70 итальянской речи. Говорить сложно. Но самое необходимое в быту и уж тем более по гонке - могу сказать.

Владимир ИВАНОВ
из Тосканы.