Сентябрь
Пн   6 13 20 27
Вт   7 14 21 28
Ср 1 8 15 22 29
Чт 2 9 16 23 30
Пт 3 10 17 24  
Сб 4 11 18 25  
Вс 5 12 19 26  








Станислав Черчесов: Экспериментов в сборной не было. И сейчас не будет

«ДЗАГОЕВУ НУЖНО СЕРЬЕЗНО ОТНЕСТИСЬ К СВОЕМУ ЗДОРОВЬЮ».

— В каком состоянии игроки приехали в сборную?
— Состояние хорошее, во вторник сделаем маленький необременительный тестик, после которого о состоянии ребят будем знать больше.

— Как обстоят дела с Дзагоевым и Головиным — травмированными игроками?
— Мы с Аланом поговорили, он понимает, что ему нужно серьезно отнестись к своему здоровью. Чемпионат мира не за горами, а мы и раньше не могли его привлечь к играм за сборную, и сейчас он готовиться не может. Врач ЦСКА сказал, что ему нужно четыре недели на восстановление. Мы же считаем, что побольше — 68 недель. Ахилл — это серьезна травма, у нас уже был прецедент с Широковым. Нужно вылечить такую травму раз и навсегда, иначе долечиваться потом все равно придется еще полгода.

Головину врач армейцев дал 14 дней на выздоровление. Тут мы считаем иначе, он переборщил, ему 45 дней хватит. Если к игре он подойдет в нормальном состоянии, мы будем на него рассчитывать. В каком виде — это уже другое дело. Александр остается здесь, в расположении сборной. Здесь мы его подлечим и посмотрим, на что он способен.

— Вместо Дзагоева и Головина если что кого-то будете вызывать?
— Нет.

— С учетом постоянным травм Дзагоева, держите в голове запасной план на чемпионат мира?
— Эту травму нужно залечить. Это не ушиб какой-то, не перелом, когда кость зарастает. Возвращаясь к примерам с этим повреждением — тот же Чорлука в «Локомотиве». До сих восстанавливается.

«НА БАЗЕ В НОВОГОРСКЕ Я 151-Й РАЗ».

— Чего нам ждать от Южной Кореи?
— Не хотелось бы про соперников разговаривать. Мы сами готовимся, собираем информацию о соперниках. Вы сами знаете, что я больше люблю о своей команде разговаривать.

— Ждать ли в этих матчах экспериментов?
— Их у нас никогда не было, кстати. Поэтому и сейчас их не будет. Есть 23 полевых футболиста и три вратаря, которые в равной степени готовятся к предстоящим встречам. Смотрим, кто в какой степени готовности подходит к играм. Нагрузки у всех в клубах разные: одни играют через два дня на третий, кто-то наоборот — не обласкан большим количеством футбола.

А о соперниках… Если возвращаться к Головину, то его участие в матче с Кореей было бы более правильным, что ли. Потому что в этом игре нужны футболисты быстрые и верткие, потому что соперник такой же. Вот посмотрим, получится его подготовить или нет. Главное — его настрой.

— Живете не первый раз на этой базе, а поле увидели впервые. Как вам?
— Ну на этой базе я с 15-ти лет, я здесь уже, знаете ли, 151-й раз. Поле новое, два месяца назад появилось. Раньше ничего не было, а теперь одно поле готово, второе — уже зеленеет. Тут надо отдать должное Минспорта и его представителям, которые все быстро привели тут в чувства.

Футбол — это спорт, а спорт должен быть на базе. И ребята чувствуют, что уже не надо куда-то ездить. Через пару-тройку месяцев будет тут будет 4-звездочная гостиница, и тонда у нас будет база, соответствующая всем европейским требованиям. И тут будут все и юношеские и молодежные сборные. Думаю, это правильное решение.

— Самедов в матче против «Урала» (2:0) потерял сознание. В каком он состоянии сейчас?
— Как-то все грозно это звучит… Как можно потерять сознание, а потом ворота не перепутать? Значит, сознание было нормальное, раз в чужие ворота забил, а не в свои. Он отыграл весь матч, и в любом случае он был готов.

Мы дали ему лишний день на восстановление, мы в этом вопросе четко подходим. Во вторник мы его еще раз проверим. У нас есть время, чтобы привести его в порядок. Но это если есть какие-то проблемы. А так я убежден, что он будет готов к Корее.

— Вратарская линия — самая стабильная в сборной?
— У нас потихонечку круг сужается, и мы реальную селекционную работу на ваших глазах провели. Думаю, что стабильность во всех линиях формируется. Есть вратари, которые моментами проявляют себя и которые постоянно играют. Мы не на словах, а на деле за всеми следим и стараемся, чтобы от нас ничего не ускользнуло.